События в Казахстане

Рустем Вахитов 8.01.2022 17:02 | Политика 62

Новый 2022-й год только начался, а информационные агентства уже принесли ошарашивающую новость: в соседнем Казахстане — то ли массовые беспорядки, то ли даже революция! События развиваются с бешеной скоростью, как бывает всегда в периоды политических кризисов. Помните, поэт Маяковский замечал, что участники таких событий стремятся загнать клячу истории, еле плетущуюся, когда на дворе затишье и реакция.

1.

И это правда. Еще вчера СМИ сообщали об отдельных забастовках и манифестациях на западе Казахстана, а сегодня уже восставшие захватили городскую администрацию Алма-Аты и аэропорт. Еще утром даже многие казахстанцы ждали выступление «лидера нации» — Назарбаева, а днем президент Токаев видимо отстранил Назарбаева с поста председателя Совбеза и сосредоточил всю власть в своих руках. Вечером же в казахских городах толпы стали рушить памятники первому президенту поставленные при жизни.


2.

1 января правительство Республики Казахстан повысило цены на сжиженный, автомобильный газ для населения сразу в 2 раза — с 60 тенге до 120 тенге за 1 литр. Чиновники постсоветских капиталистических олигархий очень любят преподносить такие сюрпризы населению именно на новый год. В России тоже не единожды было такое, что люди приходили в себя после новогоднего веселья и обнаруживали, что выросли цены за коммунальные услуги, за проезд в общественном транспорте… Расчет на то, что если поставить людей перед фактом, то они волей-неволей смирятся; как говорится, после драки кулаками не машут… Но на этот раз казахстанские чиновники и стоящие за ними газовые олигархи просчитались.

Кстати, 120 тенге — это 20 российских рублей. То есть цена на газ в РК сравнялась теперь с ценами на российских АЗС, где литр газа давно уже стоит от 20 до 26 рублей. А средняя зарплата в Казахстане — около 250 тысяч тенге в месяц (42 тысячи российских рублей), то есть меньше средней зарплаты в России на 14 тысяч рублей. Что же касается минимальной пенсии, то она в Казахстане — 46 тысяч тенге (около 8 тысяч российских рублей). Повышение цены на газ в 2 раза очень даже болезненно для граждан соседней с нами республики. Как видим, уровень благосостояния их ниже российского, а цены на газ теперь — российские. Это, не говоря уже о том, что пандемия и связанные с ней карантинные меры сильно проредили и так не очень широкий казахстанский средний класс. Предприятия, фирмы, магазинчики позакрывались, безработица выросла, на скудные пособия невозможно жить. А тут еще повышение цен.

Люди не выдержали… Они вынуждены отдавать последнее за топливо для своих «бывших в употреблении» автомобилей, буквально кормящих многих казахстанцев (ведь на машине можно и извозом подшабашить и детей в школу и из школы привезти). Перед новым годом казахстанцы специально переходили на «автомобили на газе», потому что бензин еще дороже (и это при том, что Казахстан, как и Россия, поставляет нефть на мировой рынок!)

Особенно простой народ был возмущен тем, что все это происходит на фоне баснословного роста доходов казахстанской «знати». В 2019-м в Казахстане было всего 4 долларовых миллиардера. А под 2022-й год казахстанская версия журнала «Форбс» произвела новый подсчет: оказалось, что миллиардеров в РК теперь почти в 2 раза больше — целых 7! А если считать долларовых миллионеров, то их в Казахстане уже 50! Между прочим, совокупное состояние 7 казахстанских миллиардеров — 232 миллиарда долларов превышает расходы бюджета всей Республик Казахстан за 2020 год!

При этом всем в республике известно, что нефтегазовый сектор казахстанской экономики находится под контролем Семьи самого Елбасы Назарбаева, финансовое лицо которой — муж средней дочери Назарбаева Тимур Кулибаев. Он владеет состоянием в 2 миллиарда 900 миллионов долларов и занимает 3 место в казахстанском списке «Форбс». А если присовокупить состояние его жены Динары, то получится 5, 6 миллиардов долларов. Чета Кулибаевых владеет крупнейшим в республике банком, названным как в насмешку «Народный», золотодобывающей компанией. Но, конечно, главный их актив — нефть и газ. Тимур Кулибаев — глава Казахстанской ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса KAZENERGY, и, по совместительству — член совета директоров российской компании «Газпром» (это простых казахов и русских стравливают националисты всех мастей, а казахские и российские олигархи трогательно дружны!). Впрочем, никто, конечно, не верит, что этой нефтегазовой империей управляют Тимур или Динара. Все ключевые решения принимает «Шал» — «Дед», как в Казахстане зовут Нурсултана Назарбаева — первого президента, безраздельного властителя, чьи статуи и портреты встречаются в республике на каждом шагу, и в честь кого город Астана был переименован в Нурсултан.

Недаром же сейчас на улицах Алматы, которые теперь больше похожи на Москву 1905 года, демонстранты скандируют: «Шал, кит!» — «Дед, уходи!». Они убеждены, что за повышение цен несет ответственность тот, кому фактически (а не по документам) принадлежит нефтегазовый комплекс…


3.

Но обратимся к хронике событий. Волнения начались на следующий день после объявления о повышении цен — 2 января. Случилось это на западе республики — в Мангистауской области, в городах Жанаозен (бывший Новый Узень) и Актау (бывший Шевченко). Как только СМИ сообщили о «подарке газовиков» — тысячи жителей вышли на улицы. Правительство своевременно отреагировало — создало комиссию для того чтобы разобраться в ситуации. Такая быстрота объяснима. Запад страны — край нефтяников. Здесь на улицы выходят не хиппстеры с шариками, а крепкие, мускулистые парни, работающие на буровых и на нефтезаводах. Если что они и арматуру могут в руки взять… В 2011 году здесь уже была забастовка нефтяников и массовые беспорядки. Власти тогда пытались действовать грубой силой, бросили на митингующих внутренние войска, которые открыли огонь на поражение. Погибли 16 человек и разразился международный скандал, который чуть не привел к западным санкциям против Назарбаева. А существующий в Казахстане режим накрепко связан с Западом — уже упоминавшаяся чета Кулибаевых имеет, например, особняки в Швейцарии… Поэтому сейчас власть не решилась на побоище.

Перед митингующими в Жанаозене 2 января выступил аким (губернатор) Мангистауской области Нурлан Ногаев. Он озвучил точку зрения правительства — о том, что низкие цены не стимулируют производство. Это вызвало понятное возмущение.

На следующий день, 3 января митинги в западных регионах не утихали. Из Нурсултана на запад страны направили чиновников. Перед участниками митинга в Актау выступил премьер-министр страны и министр энергетики. Они пообещали удовлетворить экономические требования протестующих. Вечером с обращением к нации выступил по телевизору президент Такаев. Президент призвал «не следовать призывам деструктивных лиц, заинтересованных в подрыве стабильности и единства… общества». При этом он заявил, что принял решение вернуть старые цены за газ — 50 тенге за литр. Но вместо ожидаемого успокоения начался новый взрыв.

Утром 4 января протесты полыхнули по всей стране. Протестующие требовали отставки правительства, которое подняло цены в условиях, когда из-за пандемии население и так совсем обнищало. Раздавались призывы к отставке «Деда» — Назарбаева. Среди новых требований, которые выдвинули протестующие были и такие:

1) Снижение пенсионного возраста
2) Отмена принудительной вакцинации
3) Уменьшение процентов по ипотеке
4) Повышение пособий для инвалидов

Как видим, преобладали все же экономические требования. Перед нами не либеральный воляпюк с его рассуждениями о гражданском обществе и правах меньшинств, а жизненный «язык хлеба» простонародного большинства. Но к сожалению, раздавались и лозунги националистического и исламистского характера, а также требования дистанцирования от России, выхода из Евразэс. Как всегда бывает в таких случаях, власть над толпой пытаются захватить разные силы, да и в головах у многих протестующих — идеологическая каша.

Днем 4 января протесты охватили весь Казахстан. Митинги начались в Караганде, Уральске, Талдыкоргане, Кызылорде, Шымкенте. Локальный конфликт превратился в общенациональное восстание. Толпы демонстрантов заполнили улицы новой столицы — Нурсултана. В Нурсултане власти отключили мессенджеры «Ватсапп» и «Телеграмм» и весь день сдерживали митингующих. Но в старой столице — Алма-Ате силовики фактически потерпели поражение. Там начался настоящий беспощадный бунт. Несколько тысяч молодых, плохо одетых людей (в основном мужчин) заняли центр города. На них двинулись полицейские части. Полицейские стали стрелять резиновыми пулями и бросать в толпу светошумовые гранаты. Но у протестующих было численное преимущество: они не просто оттеснили полицию, демонстранты стали нападать на полицейских, избивать их, отбирать у них каски, щиты, дубинки, оружие, переворачивать и поджигать полицейские машины. Начались погромы в магазинах и торговых центрах. Был разгромлен и сожжен офис пропрезидентской партии «Нур Отан» (казахский аналог «Единой России»). Погромы продолжались всю ночь. Утром 5 января толпа ворвалась в здание городской администрации (акимията) Алма-Аты. Избили находившихся там чиновников и полицейскую охрану, разгромили кабинеты… Сведения из Алма-Аты поступают противоречивые, но судя по ним, центр города весь день 5 января находился в руках восставших, хотя в город стягивались военные и полицейские подразделения. Поздно вечером пришло сообщение, что восставшими был захвачен аэропорт, значит, исход битвы не предрешен.

Попытка захвата администрации была совершена и в городе Атоб. Интернет пестрит роликами, судя по которым там полиция перешла на сторону восставших. Люди радуются, кричат по-казахски, обнимаются с полицейскими, которые отказались выполнять приказ стрелять.

Президент Токаев ввел в трех регионах страны (в том числе в Алама-Ате и в Алма-Атинском районе) режим чрезвычайного положения. Власть там до 19 января передана от глав администраций военным комендантам, введен комендантский час. Территорию прочесывают военные патрули. Запрещены забастовки, собрания, митинги. Военные и полиция имеют право проверять документы, задерживать на 48 часов, устраивать обыски и досмотры, конфисковывать личный автотранспорт. За неповиновение властям — немедленный арест и тюремное заключение на 2 года. Интернет-СМИ сообщают о двух сотнях арестованных.

Информация странная, несмотря на грозный тон президента, военные не проявляют активности. Интернет уже полон роликов, где люди берут в плен и разоружают эти патрули. Солдаты не слушают офицеров, они ведь сами из бедных семей, где зимой греются, сжигая в печках кизяк, как в средневековье… В то же время методы кнута президент Казахстана решил совместить с методами пряника. Он отправил в отставку правительство, объявил о снижении цен на газ в 2 раза, то есть экономические требования протестующих полностью удовлетворены. Более того, президент Токаев объявил, что вводится государственное регулирование цен на продукты первой необходимости, а также на бензин и дизельное топливо. На 180 дней заморожены тарифы на ЖКХ. Генпрокуратуре дано задание пресекать попытки ценовых сговоров бизнесменов. Президент пообещал, что скоро будет принят закон о банкротстве физических лиц (как мера против чудовищной закредитованности населения). Создается фонд для помощи больным детям из малоимущих семей (которым, как и в России, до сего дня собирали на операции всем миром через СМС).

Испугавшись того, что стихийный бунт перерастает в народную революцию, олигархическое руководство решило сделать то, чего ждали от него люди с начала пандемии!


4.

В российских официальных СМИ все чаще звучат утверждения, что это — майдан, что за бунтовщиками стоят страны Запада и антироссийские силы, что их заранее подготовили, что им раздавали анашу и поэтому-де они бросались на полицейских… В действительности казахский бунт видимо имеет ряд принципиальных отличий от либеральных майданов вроде Киевского 2014 года или недавнего Минского.

Во-первых, причиной майданов всегда бывают выборы. Спекулируя на возмущении нечестными или сомнительными выборами, лидеры майданов выводят на улицы людей. В Казахстане мы видим иное — причины были сугубо экономического характера и первые дни никаких политических требований не высказывалось. Более того, приняв пакет социальных мер, президент сам показал, что он считает истинной причиной бунта дикое обнищание населения на фоне богатства бизнесменов, которые стремятся еще и выжать из народа последнее.

Во-вторых, майданы всегда происходят в столицах, под присмотром американского и европейских посольств. Провинция обычно настроена к столичным замайданщикам скептически. бунт начался на западе страны, в маленьких городках нефтяников. Наибольшего размаха он достиг в Алма-Ате, которая давно уже провинциальный город. В столице — Нурсултане на 4-й день бунта так и не произошло чего-либо важного и заметного.

В-третьих социальная база майданов — хипстеры, столичная молодежь, городская буржуазия. Здесь все началось с восстания рабочих-нефтяников. Их поддержали в городах такие же рабочие, безработные, молодежь из простых семей, обреченная на жизнь впроголодь в условиях закрытия предприятий и краха мелких бизнесов.

В-четвертых, хоть руководство и заявляет об управляемом заговоре, судя по сообщениям СМИ, у восставших нет ни лидеров из числа известных политиков, ни координирующего штаба из представителей политических партий. И это объяснимо и нам, россиянам, до боли знакомо. Первый президент Назарбаев давно уже отправил либо в тюрьмы, либо в изгнание всех заметных оппозиционных политиков. Оппозиционные партии разгромлены и запрещены, в парламенте — устойчивое «конституционное большинство» пропрезидентской партии «Нур Отан» («Свет Отечества»). Кстати, уже 4 дня не видно и не слышно ее лидеров, а ведь еще в декабре они привычно славили «мудрость Елбасы»!

В общем перед нами никакой не майдан, а низовой, народный бунт. Но его уже пытаются использовать в своих целях как проамериканские либеральные политические силы, так и казахские националисты (их ведь до конца так и не разбили). Использует его, как видим, и президент Токаев. Транзит — дело опасное и не все «преемники» похожи на зитц-президента Медведева…

Но вернемся к казахским демонстрантам. Понятно, что наиболее естественными лидерами этого народного восстания были бы левые партии. Однако с ними в Казахстане, увы, очень проблематично. Коммунистическая партия Казахстана была ликвидирована властями по решению суда еще в сентябре 2015 года. Отколовшаяся от нее «умеренная» Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) является соглашательской и во всем поддерживает власть. Когда власти расстреляли забастовку нефтяников в Жанаозене. КНПК заявила, что… забастовщики сами виноваты! А не так давно КНПК на своем 15 съезде решила отказаться от слова «Коммунистическая» в своем названии! К нескрываемой радости администрации президента…

Есть леворадикальное «Социалистическое движение Казахстана». Его активисты поддержали забастовку в Жанаозене, потом они прославились акцией, во время которой члены СДК в масках баранов преувеличенно восхваляли пропрезидентскую партию «Нур Отан» («казахских единороссов»). Естественно, движением настойчиво интересуются казахские силовики, оно в глубоком подполье и активно лишь в Интернете. Об их участии в «газовой революции» пока сведений нет.

Имеются несколько внепарламентских мелких партий и движений (социал-демократы, нелегалы-коммунисты, анархисты), но большого влияния на общество у них нет. Поэтому взбунтовавшаяся рабочая молодежь, получается, отдана на откуп правым-либо западникам, либо националистам.

В общем народ, как обычно у нас, снова в проигрыше… Впрочем, все еще не кончилось. Революции имеют свойство развиваться по нарастающей.

Рустем Вахитов

Источник


Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа., исследователь евразийства и традиционализма, замечательный политический публицист и мыслитель.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

No top posts yet