Порочный круг: тёмная сторона газового вопроса

Павел Кухмиров 24.01.2020 19:21 | Альтернативное мнение 43

Некоторые темы в нашем информационном поле (да и в нашем сознании тоже) настолько токсичны, что трудно бывает понять, где существующий в их рамках дискурс перерастает в пустое и откровенно дурное злорадство. И где это самое злорадство, в свою очередь, начинает граничить с откровенным мазохизмом. К числу именно таких тем, вне всякого сомнения, относится многострадальный российско-украинский газовый вопрос.

На днях стало известно, что после предновогодних перемог в этом направлении на Украине всерьёз обсуждается вопрос о т.н. «оптимизации ГТС». То есть, по факту, речь идёт о нарезке части трубопроводной системы на металлолом в связи с неизбежным падением объёмов прокачки. Вызвано это и обходными газопроводами, которые строит РФ, и целым рядом причин помимо этого. Но разрыв экономических связей с большой Россией, разумеется, стоит здесь на первом месте в любом случае. В связи с чем поднялось две встречные волны на информационном пространстве: волна упоротой свiдомии (Россия никуда не денется!), и волна не многим более адекватного ура-патриотизма с нашей стороны https://www.youtube.com/watch?v=h1Y2idpDhbk . Что ж, к уважаемым соотечественникам у меня по этому поводу только один вопрос: а чему здесь, собственно, радоваться? Что хорошего в сложившемся положении для самой РФ? Быть может кому-то неприятно будет это слышать, но наши газовые месторождения и их ГТС – это части одной общей и большой системы, созданной не нами и не ими. Это критически взаимосвязанные элементы даже не ресурсной, а индустриальной и инфраструктурной мощи Красной Империи, которые не существуют в отрыве друг от друга. И нынешний транзитный Ад (а это именно он) опять же критически бьёт по обоим участникам этого «мерлезонского балета», рискуя оставить общее наследие в руинах по обе стороны границы. И не надо рассказывать восторженно-негодующих сказок о том, что это не так. А чтобы вы понимали, насколько эта критичность высока на самом деле, приведу вам несколько цифр. Протяжённость советской трубопроводной системы на территории нынешней Украины – 37 тыс. км. Транзитные мощности РФ на границе с Украиной – 288 млрд. кубометров. На всякий случай: это мощность пяти «Северных потоков 2». То есть даже в том случае, если оный «Северный поток» нашей стране дадут достроить, он не компенсирует потерю основной транзитной ветки единой энергосистемы. Более того, совокупная мощность обоих «Северных потоков» плюс один «Турецкий поток» равна примерно 140 млрд. кубометров. Произведите-ка нехитрое арифметическое действие, ребята. Так вот, в случае, если украинскую ГТС её нынешние хозяева таки «оптимизируют» — российские мощности тоже встанут. Ну, или придётся строить ещё несколько «Северных потоков» — дорогих, длинных, политически рискованных. Вот такие дела. Как вам картина, мои злорадные сограждане? Нравится? Так, может, заранее и о распиле российской части ГТС имеет смысл задуматься? А что, овёс нынче дорог. Вернее, металлолом.

Впрочем, сейчас я менее всего желаю констатировать очевидное. Я хочу понять истоки ситуации. Более всего сейчас имеет смысл вспомнить, как именно мы совместно дошли до жизни такой. И я не о майданах. Я о том, что происходило в данном конкретном газовом вопросе. Потому что происходившее вокруг него прямо и непосредственно стало одной из причин этих Майданов. Давайте поговорим о тёмной стороне в истории газового вопроса: о том, что обе стороны сейчас вспоминать категорически не хотят. Каждая по своим причинам. И уж поверьте – по совокупности заслуг здесь одна сторона не лучше другой. Ну, так зададимся главным вопросом: а могло ли быть иначе?

Могло. Причём, очень сильно иначе.

Так почему же и по чьей вине шанс оказался упущен? Для того чтобы это понять, давайте абстрагируемся от нынешнего взаимного кошмара, сделаем глубокий вдох и отступим на десятилетие назад.

Именно тогда, после победы Януковича на президентских выборах, из Москвы в адрес Украины поступило небывалое предложение об объединении «Газпрома» и «Нафтогаза» в единый суперконцерн циклопических размеров. То есть предлагалось сделать наши месторождения и нашу более модернизированную ГТС единым целым с украинской ГТС. Восстановить советскую газовую мощь на новой основе. Причём, концерн должен был работать по прозрачным европейским правилам и без посредников. Тех самых, что обсели газовый вопрос с украинской стороны ещё с 1993 года. «Славутич», «Росукрэнерго», «Республика», «Интергаз» — помните такие названия? Рулил всем этим, в том числе, г-н Медведчук – наш нынешний «самый пророссийский украинец». Воистину, кое-кто ничему не учится. И я сейчас не про украинскую сторону. Так вот, в том концерне Украина могла получить долю от 6% до 10% — неимоверно выгодное предложение, способное решить многие украинские проблемы на многие годы вперёд с гарантией. Как менее радикальный вариант предусматривалось возможное включение в проект европейцев. Тех самых, которые потом стали партнёрами РФ по «Северному потоку», но уже без Украины. Состоись это – не было бы не то что нынешнего безумия. Скорее всего, не было бы войны. И всё бы хорошо. Но в окружении тогдашнего «самого пророссийского украинца» Януковича эту идею поддерживал только один человек – премьер-министр Азаров. Все остальные были резко против. Потому что данное предложение устраняло из темы структуры-посредники и исключало саму возможность «распила» и «деребана». Ну, по крайней мере, в тех масштабах, к которым граждане привыкли. Идея тихо канула в лету. Сейчас о ней предпочитают не вспоминать.

Разумеется, к такому финалу внешние силы также приложили свои заботливые ручонки. Куда ж без этого. Но внешний фактор на тот момент совсем не был ключевым. В конечном счете, причиной провала этого потенциально великого проекта (который, в случае успешной реализации, мог встать на позицию абсолютного доминирования на энергетическом рынке континента) стали не коварные американские происки, а банальная жадность тех, кто и дальше хотел пилить и деребанить. Жадность, переходящая в дурное сельское жлобство тех, кто впоследствии организовал Майдан.

Всё это так. Но вот теперь я задам крамольный вопрос: а только ли одна сторона виновата в том, что произошло в итоге?

Ведь этим история не закончилась. И до того самого «окончательного» Майдана оставалось ещё почти четыре года. Срок долгий, за который можно было много чего успеть. Разумеется, если всерьёз начать защищать свои интересы. И вот дальше с максимальной наглядностью проявилась настоящая пропасть в уровнях компетентности тех, кто занимается защитой своих экономических и политических интересов со стороны глобального противника, и тех «ответственных граждан» что заведовали данным вопросом в нашей собственной богоспасаемой державе. Давайте же сравним, что предпринималось в этот решающий момент со стороны западных структур и чем им отвечали данные «ответственные граждане».

Американцы и европейцы (ну, главным образом, всё же американцы) развернули на Украине колоссальную сеть грантоедческих структур имени Сороса, в которых принялись методично выращивать прозападные и антироссийские кадры, заниматься кропотливой работой с гражданским обществом, налаживанием т.н. «горизонтальных связей», в общем, действуя по алгоритму, уже ставшему вполне стандартным. Они и до этого такое осуществляли, но тут пошли в решительную атаку. Пользуясь всё теми же методами, которым уже давно пора бы научиться «компетентным товарищам» из нашего Отечества. Или, хотя бы, придумать эффективные способы противодействия.

Но чем же в этот критически важный отрезок времени занималась сторона РФ? Её представителями создавались какие-то собственные грантовые структуры? Налаживались собственные горизонтальные связи с гражданским обществом? Ими проводилась собственная политическая работа «снизу»? Ну, та, которая стоит две копейки и благодаря которой наши геополитические «дорогие партнёры» смогли просто опрокинуть российское влияние на Украине в 2014 году. Велась ли хоть какая-то работа подобного рода? Нет. Вместо неё те, кто представлял сторону РФ на данном направлении, занялись обычными и привычными делом – элитными договорняками. В святой уверенности, что незачем налаживать какое-либо общение со «смердами» и «челядью», когда можно «договориться с серьёзными людьми». Это вообще беда российских «компетентных структур», которые с людьми и обществом работать не умеют и уметь не хотят. Доказательство тому – деятельность такой замечательной структуры, как «Россотрудничество», которая попросту бездумно «осваивала» колоссальные деньги, тратя их, к примеру, на «совместные культурные мероприятия» с откровенными бандеровцами, разумеется, в рамках «налаживания культурных связей». А эти откровенные бандеровцы над ними откровенно ржали. Но по документам всё было чётко – деньги же освоены, какие претензии? Трудно даже представить, какой ущерб нанесла России эта откровенно вредительская деятельность. Хотя, я более чем уверен, что за всем этим не стояло никакого злого умысла. А причина была абсолютно банальна – некомпетентность. И ничего более. Так вот в газовом вопросе творилось то же самое. Потому, что «решали» в нём граждане с таким же менталитетом и с такими же погонами. Они искренне полагали, что оных договорняков будет достаточно и опыт целой серии майданов ничему их не научил. Результат известен — переворот в Киеве 22 февраля 2014 года. Порочный круг замкнулся. И теперь мы окончательно имеем то, что имеем. В том числе и в газовом вопросе.

Вот так ситуация и пришла к нынешнему инфраструктурному кошмару. Это случилось из-за того, что жлобство столкнулось с некомпетентностью. Два этих прекрасных встречных вектора переплелись, как на иллюстрации к какой-то адской версии камасутры. И мне трудно сказать, какое из данных качеств хуже. И какая из сторон в этой истории выглядит лучше другой.

Да и какая уже разница. Теперь мы имеет то, что имеем. И как ни крути – обе стороны расхлёбывают эти помои из одного корыта. Скажу откровенно: мне, если честно, уже всё равно, как дальше будет жить противоположная сторона. Да и сама данная ситуация уже не настолько важна – с ней всё понятно. Причём, окончательно. Куда более важно другое: из произошедшего необходимо сделать выводы. Деятельные выводы. И от того, произойдёт ли это на самом деле, зависит не только выход из ситуации с газовым транзитом, но и куда более обширный список тем. Имеющих для будущего нашей страны даже большее значение.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора