Пока в телевизоре про Конституцию, в рыбном Мурманске очереди за мороженной треской

Русранд 24.01.2020 19:57 | Общество 47

В Мурманске в двадцатиградусный мороз люди несколько часов стояли на улице в очереди за рыбой. Фото гигантского «хвоста» мгновенно разошлись по соцсетям и живо напомнили эпоху дефицита 80-х. Причина такого явления в рыбной столице северо-запада страны одна — рыбу «давали» немного дешевле, чем везде.

Мурманск перестал быть рыбным городом давно. Развал портовой отрасли совпал с падением «железного занавеса», когда судовладельцы, приватизировавшие куски гигантских флотов, нашли спасение в соседней Норвегии. Там, в одной из самых дорогих стран Европы, обслуживание траулеров оказалось дешевле, чем в России.

Из Мурманска исчез удушающий запах рыбной муки, долгие годы накрывавший центр города. А с прилавков исчезла местная рыба. А затем и качественная импортная — после введения «антисанкций». В магазинах в основном — сильно замороженные рыбины китайского и вьетнамского происхождения. Возможность поесть по-настоящему свежей и местной трески, горбуши или камбалы одна — купить у многочисленных нелегалов, торгующих по квартирам уловом таких же нелегалов. Впрочем, никакого криминала искать здесь не стоит. «Нелегалами» жителей прибрежных районов сделали чиновники.

«Новая» рассказывала о судьбе потомственного рыбака Сергея Попихина, который пытается ловить рыбу там же, где ловили прадеды. Итог — уголовное дело на него и его жену. Таких дел много. В отличие от рыбы в магазинах.

Чиновники разного калибра придумывают причудливые акции по привлечению улова местных рыбаков на местные же прилавки. То устроят праздник мойвы — мелкой бросовой рыбки, на котором старики будут биться у лотков за право купить по дешевке сильно замороженный продукт. То акцию по снижению цен на рыбу. Нынешний губернатор Андрей Чибис не изменил традиции и перед собственными выборами, состоявшимися в сентябре, открыл в Мурманске рыбную ярмарку. Рыбный рынок обещал северянам каждый мэр и губернатор. Все упиралось в пограничников, военных и промышленников, наглухо блокировавших подходы к пирсам.

«Рынок» Чибиса от пирсов, мягко говоря, далеко. Окраина города, помещение старого торгового центра. И не рынок это, строго говоря, а рыбный отдел. С июля по субботам сюда привозят товар. Действительно много свежей рыбы. На треть дешевле, чем в магазинах. О том, в каком состоянии некогда ключевая в городе отрасль, можно сделать вывод хотя бы по тому, что в очереди за рыбой здесь нужно простоять около часа. Проект рассчитан на три года, чтобы его запустить, потребовалось особое соглашение между правительством области, Союзом рыбопромышленников Севера, Ассоциацией прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурманска и крупной торговой сетью.

Без такой бумаги завезти в город у незамерзающего порта свежую доступную рыбу в минимальном количестве оказалось невозможно.

Недавний пресс-релиз Мурманского морского рыбного порта сообщает, что за прошлый год грузооборот рыбы и морепродуктов упал на 6,4%. «Падение было бы еще больше, если бы не активный промысел креветки, который в 2019 году вели мурманские суда, — сообщают портовики. — Прогноз на январь 2020 года тоже неутешительный. На 16 января объем доставленной в порт рыбы составил всего 3794 тонны».

На этом фоне возможность свободного прибрежного лова — как в Норвегии — для жителей области стала бы спасением. Вместо административно-командных мер, которые все равно не работают, да и бизнесу вредят, положение спас бы свободный рынок. И вот, в коридорах власти рождается нечто действительно новое и долгожданное — разрешение на свободный прибрежный лов камчатского краба. Но на практике воспользоваться им не сможет почти никто из обычных северян.

Камчатский краб — бич прибрежной фауны мурманского берега. В 60-е его в порядке научного эксперимента без огласки перевезли из Охотского моря в Баренцево и выпустили в районе Териберки. Потом эксперимент прикрыли, об «иммигранте» забыли. Равно как и о том, что в здешних краях у него нет естественных врагов. То есть популяция будет только расти.

Камчатский краб. Фото: РИА Новости

Чудовищный хищник (более метра в ширину, если измерять с клешнями), который пожирает все живое и быстро перемещается по дну, подавил всех морских обитателей.

Российские ученые уже признали, что ущерб от крабовой экспансии почти невосполним. И уже лет 15 говорят, что единственное спасение от катастрофы — немедленное начало промысла. Но услышали их только норвежцы — к ним «королевский краб», как называют его скандинавы, пришел по дну из Териберки. И немедленно вызвал экономический подъем: краба ловят все. Лицензии на краба продают туристам. Вездесущие китайцы специально прилетают в прибрежный Киркенес на морское сафари. Неделю назад в городке даже поставили памятник крабу, а мэр Руне Рафаэльсен называет «ползучую советскую оккупацию» лучшим подарком соседей.

Кстати, в плюсе не только рыбаки и туроператоры, но и обычные норвежцы. Ежемесячно каждый житель побережья имеет право без лицензии выловить три особи. Краболовки опускают прямо с берега, ждать улова долго не приходится.

За вылов самки даже существует вознаграждение, около 15 евро, — скандинавы считают краба «морской саранчой», которая нарушает экосистему северных морей. В России за это же можно сесть в тюрьму: любительский лов краба считается браконьерством.

Сотрудник береговой охраны пограничного управления ФСБ России по Мурманской области выпускает пойманного браконьерами камчатского краба во время рейда по поиску браконьеров в Баренцевом море. Фото: РИА Новости

Но — любопытный факт — ловят «браконьеров» среди жителей нищих прибрежных деревень не рыбинспекторы, а пограничники. Именно сотрудники погрануправления ФСБ на практике стали главными борцами с ловлей краба в Мурманской области.

Однако молодой губернатор Чибис, поставивший задачу прекратить отток населения с Севера, пообещал разрешить любительский лов. Ему удалось получить «добро» от центра: распоряжение федерального правительства разрешает добычу с весны 2021 года. Чибис обещает, что оно заработает уже в нынешнем году. Но чтобы это случилось, регион должен подготовить и оформить рыбопромысловые участки.

И вот тут кроется дьявол. Шесть участков, на которых в Мурманской области предполагается разрешить лов, расположены довольно странно. Они фактически недоступны для обычных жителей области.

И уж конечно, ни о какой ловле с берега речь не идет, тут без хорошего катера не обойтись, в море нужно уходить не менее чем на 10 км. Это касается даже двух териберских участков, где краб уже начал подниматься в устья семужьих рек. Остальные четыре и вовсе находятся там, куда Макар телят не гонял: на мысе Святой Нос в районе Островного — это ЗАТО, туда без пропуска не попасть, да и с пропуском тоже, так как расположено оно в самой отдаленной части области. А также на выходе из Кольского залива в сторону губы Долгой и в сторону Печенги и, наконец, в районе южной стороны полуострова Рыбачий в Мотовском заливе. Рыбачий — необитаемый край, люди там не живут. Это если считать, что лов краба — мера поддержки местного люда.

Выходит, что эпохальное разрешение на крабовую охоту ничего не изменит в жизни северян, а лишь легализует VIP-развлечения для дорогих гостей региона.

И мурманчане по-прежнему будут стоять в молчаливой многочасовой очереди: на бодрый девиз московских пиарщиков «На Севере — жить!» рыба отчего-то не реагирует.

Источник


Автор Татьяна Брицкая, собкор «Новой газеты» в Заполярье.

Публикация «Новой газеты» в № 7 от 24 января 2020 г.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора