Оружие, удобрения, пшеница. На чём ещё могла бы заработать Россия, кроме нефти

Иван Кузьмин 20.05.2020 13:48 | Экономика 69

России пора «сворачивать с пути» зависимости от нефтяных цен и слезать с «дохлой лошади», заявил глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Но какого нового коня может оседлать страна? «Секрет фирмы» изучил, на каких ещё ресурсах и товарах зарабатывает Россия и способна ли она нарастить их экспорт так, чтобы наконец слезть с нефтяной иглы.

Металлы

Позиции России на этом рынке сильны: страна — один из крупнейших производителей цветных металлов в мире, говорит начальник управления отраслей экономики аналитического центра при правительстве Григорий Микрюков. Но в 2019 году спрос и цены на большинство металлов стали падать: мир готовился к рецессии — снижался спрос на автомобили, строительная индустрия стагнировала.

Почти по всем металлам в 2019 году российский экспорт заметно сократился — как в деньгах (на 14%), так и в физических объемах (на 12%).

«Умеренные» — так ещё до пандемии Центр стратегических разработок (ЦСР) оценивал перспективы российских металлургов увеличить экспорт. Например, сильно прирасти по продажам стали не получится — это товар стратегического значения, и другие страны стараются обеспечить себя ею самостоятельно.

По другим металлам тоже едва ли удастся значительно увеличить объёмы зарубежных поставок — требуется дорогая модернизация производств. Поэтому увеличение экспорта возможно только в ущерб внутреннему рынку, отмечают в ЦСР.

Металлы помогут России в развитии несырьевого экспорта, но не сильно, считает советник гендиректора «Открытие брокер» по макроэкономике Сергей Хестанов.

Пшеница и другое продовольствие

С начала нулевых экспорт продовольствия растёт быстрее, чем большинства других несырьевых товаров.

Денис Терновский
ведущий научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС
Экспорт стал настоящим драйвером развития сельского хозяйства. Если в 2000 году доля стоимости экспортированной продукции составляла 2%, то сейчас она выросла до 15%. Но мы не просто стали больше вывозить того, что производим, — мы стали больше производить для того, чтобы вывозить. Рост экспорта позволил сформировать 1/3 продукции сельского хозяйства, причём по зерну вклад экспорта в рост производства достигает 80%, а по подсолнечнику и подсолнечному маслу — 60%.

Весной 2020 года российское зерно стало дороже нефти, а спрос на него в других странах так высок, что в мире уже возник дефицит. Однако воспользоваться шансом не удастся: в 2020 году в России прогнозируют неурожай, поэтому экспорт зерна уже ограничили — власти ввели квоты. Высокая зависимость урожаев от погоды делает невозможным постоянный значительный рост экспорта, констатировали в ЦСР.

По другим основным продуктам (мясо, молоко, яйца, сахар, овощи) потенциал увеличения экспорта ещё меньше. Например, нарастить продажу мяса мешает то, что во многих странах ввоз животноводческой продукции из России запрещён. Кроме того, даже в самом успешном сегменте — птицеводстве — российское мясо пока в основном проигрывает конкурентам в цене, подчеркивали аналитики ЦСР.

К 2025 году власти поставили себе прорывную цель: в 2025 году увеличить экспорт продовольствия более чем втрое: до $45 млрд. Главную роль должны сыграть поставки готовых продуктов.

Денис Терновский
ведущий научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС
Это одновременно самая простая и самая сложная часть плана развития. Преимуществом такого роста (за счёт готовых продуктов. — Прим. «Секрета») является то, что он не привязан к ограниченным ресурсам — не требуется дополнительная площадь сельскохозяйственных угодий, а возможная нехватка работников заменяется более производительным оборудованием. С другой стороны, в этой области мировой торговли самая сильная конкурентная борьба и позиции на рынке определяются не только ценой, но и гарантированным качеством, брендом, историей продукта.

Чтобы Россия могла зарабатывать на продовольствии значительно больше, нужны долгосрочные инвестиции, считает управляющий партнер «BMS Group» Алексей Матюхов. «А для этого необходимо должное обеспечение прав собственности инвесторов. Сейчас с этим есть определённые проблемы, так как из-за переменчивости российской финансовой и налоговой политики многие опасаются делать такие вложения», — отмечает он.

Оборудование, самолёты и другие машины

В 2019 году Россия стала экспортировать больше транспорта (кроме железнодорожного) — на 9,8%. Физические объёмы поставок легковых автомобилей возросли на 16,7%, а грузовых — снизились на 2,9%.

В этой сфере эксперты наиболее перспективными называют оборудование для АЭС и продажу транспортных средств и комплектующих к ним. В том числе самолётов. Несколько лет назад главной надеждой авиастроения был «Сухой Суперджет» (SSJ100 ), но после катастрофы в Шереметьево (в мае 2019 года при посадке «Суперджет» загорелся, 41 человек погиб) желающих покупать российский лайнер поубавилось.

Теперь надежды возлагают на второй после SSJ100 гражданский самолёт, созданный в России — МС-21 («Магистральный самолёт XXI века»).

Павел Грибов
доцент кафедры экономической безопасности Института права и национальной безопасности РАНХиГС
Этот самолет действительно обладает значительным экспортным потенциалом и мог вытянуть российское авиастроение на новый уровень. Однако проблемы, о которых приходится слышать, не обнадеживают — программа затягивается, окончательный облик самолёта только формируется, и есть большие вопросы по сертификационным полетам. Если полёты придётся начинать «с нуля», тогда это может растянуться ещё на два года.

Грибов считает, что стоит присмотреться к экспортному потенциалу железнодорожного машиностроения. В России слишком много заводов по производству вагонов (что приводит к острым конкурентным войнам). «Однако пока мы не можем договориться о подобных поставках даже с ближайшими соседями — в Белоруссии обосновался швейцарский “Штадлер”, а Казахстан закупает вагоны китайского производства», — отмечает эксперт. Мировой рынок вагонов небольшой, поэтому большого абсолютного прироста он дать не может, считают в ЦСР.

Оружие и военная техника

Доля в российском экспорте — неизвестна.

Данные об экспорте такой продукции засекречены. В 2017 году объём российских продаж вооружения оценивали в $15 млрд. Россия в списке крупнейших экспортёров вооружения уверенно занимала второе место в мире.

В 2019 году экспорт оружия и военной техники, гражданской авиации и химических соединений снизился и составил $13,6 млрд, следует из исследования РБК. При этом за год экспорт танков и бронетехники сократился на 16% (с $1,1 млрд до $924 млн), а поставки военных кораблей рухнули в 38 раз (с $1,1 млрд до $30 млн).

Больше всего денег России приносит экспорт военной авиации — около $6 млрд. Но и в этом сегменте в 2019 году было падение — минус $1,75 млрд.

Павел Грибов
доцент кафедры экономической безопасности Института права и национальной безопасности РАНХиГС
Мы сохраняем определённые успехи в газотурбинных двигателях и продукции ВПК, в частности, в авиации. Однако я всё же осторожно отношусь к возможному продолжению успеха в этих областях. Экспорт авиационных двигателей во многом был связан с продажами военных самолётов, но сейчас крупные контракты закончились, хотя остался потенциал в поставках запчастей и сервисном обслуживании. Традиционно много двигателей у России закупал Китай, однако сейчас он стремительно развивает данную область и превращается в конкурента.

«Россия имеет все основания рассчитывать на сохранение своих позиций, несмотря на нарастающее противодействие главных конкурентов, — залогом тому является изменение глобального геополитического ландшафта и эффективная реклама российского оружия в реальных условиях», — к такому выводу пришли в ЦСР. Аналитики не прогнозируют бурный рост этой отрасли.

Химия

Россия экспортирует широкую гамму продуктов химпрома — от простых потребительских и удобрений до радиоактивных материалов.

В 2019 году поставки химпрома на экспорт физически выросли на 2,5%, но в деньгах сократились на 2%. Сильнее всего выросли объёмы поставок красок и лаков (на 11,6%) и фармацевтической продукции — (на 6,7%).

Наибольший потенциал роста экспорта связан с продукцией нефтехимии, выяснили в ЦСР. «Входя в тройку лидеров по экспорту синтетического каучука и являясь крупным экспортёром мономеров и спиртов, по другим нефтехимическим продуктам Россия пока не входит даже в первую двадцатку, что сильно диссонирует с её ресурсным потенциалом», — считают аналитики центра.

В сегменте фармацевтики эксперты вообще не видят возможностей увеличить продажи за рубеж — слишком сильно эта сфера зарегулирована по всему миру, да и внутренний рынок пока сильно зависит от импорта.

Лес

В 2019 году Россия стала поставлять за рубеж меньше необработанных лесоматериалов (на 16,4%), но больше газетной бумаги (на 7%), пиломатериалов (на 3%) и клееной фанеры — (на 2,8%).

Уже сейчас Россия входит в число ведущих мировых экспортёров леса. Богатые запасы и близость к лесодефицитным регионам-потребителям (Восточная Азия, Ближний Восток, Северная Африка) дают возможность нарастить поставки. Но сам по себе мировой рынок леса скромный, поэтому страна не сможет на нём много заработать, следует из анализа ЦСР.

Насколько сильно Россия зависит от нефти и газа

По данным Минфина, российский бюджет на 40% зависит от нефтегазовых доходов. Например, в 2019 году отрасль принесла казне почти 8 из 20 трлн рублей.

Бюджет сверстан из расчёта цены на нефть в $42,6 за баррель. Когда цена была выше этой отметки, «излишек» отправляли в Фонд национального благосостояния (ФНБ). В начале апреля в нём находилось 12,8 трлн рублей — чуть больше 11% ВВП. Накопления ФНБ будут тратить на компенсацию снизившихся нефтегазовых доходов. Даже если цены останутся нынешнем уровне (около $20–30 за баррель), «кубышки» хватит до 2024 года, говорил министр финансов Антон Силуанов.

Анатолий Чубайс
глава «Роснано»
Всё, ребята! Хорош рассказывать про слезание с нефтяной иглы. Мы уже 15 лет слышим, как вы слезаете. Если не слезете, в тупик заедете. <…> Невозможно подвергать страну стратегическому риску из-за такой структуры экономики. Этот технологический уклад устаревает, это факт. Есть известная ковбойская поговорка: если лошадь сдохла, с неё надо слезать.

Слезет ли Россия с нефтяной иглы

С 2013 по 2018 год Россия не сделала больших шагов к диверсификации экспорта, выяснили во Всемирном банке. Эксперты указывают, что в 2017 году доля энергоносителей в экспорте была даже меньше — 59% (напомним, против 62% в 2019 году). За четыре года Россия добавила только четыре новые экспортные статьи:

  • эскалаторы и траволаторы;
  • ниобий;
  • руды и концентраты ванадия;
  • врубовые и горнопроходческие машины.

Из 1200 товарных позиций на мировых рынка Россия закрывает только 160–170. Например, Китай имеет в экспортной корзине более 500 товаров, а США и другие развитые страны — более 400, отмечает научный сотрудник Институт экономики РАН Ольга Морозенкова.

Россия также слабо вовлечена в глобальные цепочки добавленной стоимости — в 1,5–2 раза хуже, чем в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, в неё входят 37 стран, в том числе США, Япония и ведущие экономики Европы), указывает Морозенкова.

Также России мешают недостаточная конкурентоспособность и санкции, считает главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве Леонид Григорьев.

Впрочем, в ХХI веке уже была шестилетка, когда неэнергетический экспорт рос кратно: с 2001 по 2007 год его удалось нарастить почти в три раза, напоминает ведущий эксперт «Центра развития» в Высшей школе экономики Сергей Пухов.

В марте 2018 года президент Путин поставил задачу: к 2024 году удвоить объём несырьевого неэнергетического экспорта — до $250 млрд. Это — одна из основных задач национального проекта «Международная кооперация и экспорт».

Но ещё на старте было понятно, что вероятность повторить кратный рост в новой шестилетке невелик: ускорения мировой экономики никто из западных аналитиков не ждал, а западные санкции будут сдерживать приток инвестиций, указывал тогда Сергей Пухов.

Серьёзный вызов для российского экспорта и его перспектив связан с быстрым развитием Китая и его агрессивным заходом в те экспортные ниши, где ранее комфортно чувствовала себя Россия, отмечают в ЦСР. Китай не только по многим позициям отказался от российского импорта в пользу собственного производства, но и теснит Россию на рынках третьих стран.

Из-за коронавирусного кризиса глобальная борьба за международные рынки только обострилась. Но, даже если цели нацпроекта удастся выполнить, зависимость экономики России от нефти и газа к 2024 году всё равно сохранится.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

Популярное за неделю