«Окраинный» банк для центра Азии

Алексей Волынец 26.09.2021 14:41 | История 31
©Vostock Photo

«Основание Средне-Азиатского коммерческого банка вызвано было выяснившейся потребностью в создании кредитного центра для содействия своевременному и планомерному вывозу среднеазиатского сырья в обрабатывающие районы и обратному продвижению в республики Средней Азии продуктов фабрично-заводской промышленности» – так 95 лет назад писала советская пресса об этой необычной кредитной организации.

Банк был действительно необычен хотя бы потому, что возник в центре Азии сразу по окончании Гражданской войны. Боевые действия на землях Бухарского эмирата и Хивинского ханства отгремели лишь в 1922 году. Средневековые монархии, всего пару поколений назад силой оружия попавшие под покровительство русских царей, на штыках большевиков сменились народными республиками. Еще до официального вхождения этих гособразований в состав СССР на их территории было учреждено акционерное общество – Средне-Азиатский коммерческий банк, или Азиабанк.

Акционерами нового банка стали Народный комиссариат финансов СССР, Главный хлопковый комитет РСФСР и три на тот момент формально независимые азиатские республики – Бухарская, Туркестанская и Хорезмская. Потому устав Азиабанка, равно как и его акции, были оформлены сразу на двух языках: помимо русского их украшала арабская вязь, которой тогда пользовалась узбекская письменность.

Азиабанк с уставным капиталом 7,5 млн рублей золотом начал операции 1 марта 1924-го и быстро стал весомым фактором в экономической жизни среднеазиатского региона. Например, на рынке заготовок каракуля и шелка кредиты Азиабанка занимали более 90% уже на второй год его работы. Также банк активно участвовал в кредитовании поставок хлопка в центральные регионы России.

Правительство Бухарской республики до вхождения в состав СССР держало свои вклады – почти 2 млн рублей золотом – именно на счетах Азиабанка. После проведенного к 1925 году национально-территориального размежевания в советской Средней Азии «бухарские» счета в Азиабанке были распределены между Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией пропорционально численности населения этих свежеучрежденных союзных республик.

Правление Средне-Азиатского коммерческого банка располагалось в Ташкенте, а сеть филиалов охватывала всю Среднюю Азию – Бухара, Ургенч, Полторацк (как в те годы именовался Ашхабад), Алма-Ата, Андижан, Самарканд. Представительство банка было открыто и в Москве на ул. Петровские линии, 2.

Подготовленных банковских работников из местных уроженцев в центре Азии век назад не имелось, и руководителями Азиабанка стали уроженцы противоположных краев бывшей Российской империи. Председателем правления назначили Ивана Кампенуса. До революции этот железнодорожник из Латвии успел побывать в социал-демократическом подполье и немало посидеть в царской тюрьме. 1917 год революционный латыш встретил начальником одной из станций Ферганской железной дороги – весьма солидная должность для того региона и той эпохи. Перипетии Гражданской войны забросили большевика Кампенуса еще выше, на пост главы Азиабанка.

Заместителем же партийного банкира стал банкир профессиональный – Залман Зевин, уроженец еврейского местечка в Белоруссии. К 1917 году он работал директором конторы Русско-Азиатского банка в Бухаре, т. е. руководил крупнейшим в центре Азии филиалом одного из ведущих банков царской России. Возглавлявшие Азиабанк латыш и еврей сделали немало для экономического проникновения советского кредита вглубь Азии – к исходу 20-х годов минувшего века их банк доминировал в торговых операциях СССР с Афганистаном и Хорасаном (Восточным Ираном), а также активно работал с мусульманским купечеством из китайского Синьцзяна.

Впрочем, в сравнении с крупнейшими кредитными организациями СССР эпохи нэпа Азиабанк оставался небольшим и скромным. Во внутренней переписке финансовых ведомств Советского Союза этот банк из центра Азии обычно именовали «окраинным».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора