Казахстан — социальные реформы

Белановский С.А. 12.01.2022 13:37 | Политика 31

Про Казахстан пишут многие, но в основном в политическом и военном аспектах. Но меня заинтересовали объявленные Токаевым социальные реформы. Оговариваю, что моя информированность ограничена новостными сообщениями.

Что я понял? В Казахстане, как и в России, крупные экономические структуры демонстрируют высокую прибыльность, тогда как реальные доходы населения низки и падают. Ситуация одинакова. В Казахстане это привело к социальному взрыву. В России непосредственных признаков социального взрыва нет, но недовольство растет. Возникает вопрос, можно ли решить эту проблему, и если да, то как.

Токаев предложил следующее решение: обложил крупные экономические структуры дополнительным налогом, который будет собираться в специально созданном социальном фонде.

Здесь возникает много вопросов: как это отразится на инвестиционной привлекательности, будут ли эти сборы устанавливаться индивидуально или будет издан специальный закон и т. д. Это интересные вопросы, но я не буду на них останавливаться.

Главная цель нововведений — смягчить социальное недовольство. В какой мере нововведения смогут решить эту проблему?

Средства фонда будут направляться на медицину, образование, социальные нужды (очевидно, какие-то пособия). В России примерно то же самое (в части расходования средств) предлагает Кудрин, а по сути с этим согласны все политики, включая Путина — на словах. Оставим в стороне тезис о том, что средств всегда не хватает. Это отдельный вопрос.

Вариант Токаева интересен тем, что социальный фонд будет создан реально, и средства в нем будут аккумулированы реальные. Хватит ли их, чтобы ощутимо поднять уровень жизни всей страны — опять же вопрос неясный. И все же главный вопрос не в этом. Допустим, удастся собрать значительные средства. Что дальше?

Вложения в социалку могут преследовать две цели. Первая — объективное повышение уровня жизни людей. Вторая — пиаровский эффект, могущий снизить социальное недовольство. Оставим вне рассмотрения демагогический пиар. Предположим, что средства значительные и расходуются целевым образом. Все равно, главная цель — не повышение уровня жизни, как таковое, а снижение социального недовольства. Сможет ли фонд решить эту задачу?

1. Медицина. Проблемы с медициной всегда идут в первых строках социального недовольства по всем социологическим опросам. Недовольство обоснованное. Недовложения в медицину сформировали значительный социальный долг перед это отраслью — зарплаты врачей, недоступность медпомощи, оборудование, лекарства и их цены, состояние медицинских помещений и проч. Многие из этих проблем можно решить с помощью денег, но не все. Отмечу два аспекта (реально их, вероятно, больше). Объективный аспект — неясно, как остановить моральную и квалификационную деградацию медицинского персонала, которая становится одной из главных причин жалоб на медицину. Врачи все больше не лечат больного, не действуют в его интересах, как клялись, а формально выполняют инструкции Минздрава (это не только у нас). Повышением зарплаты можно снизить отток медицинских кадров, но не повысить их верность клятве. Второй аспект — пиаровский. Отмечу коротко. Плохая оснащенность медицины замечается населением и служит сильным раздражителем населения. Но улучшение, если оно не фантастическое, воспринимается, как должное, и слабо способствует снижению напряженности при низких зарплатах основной части населения.

2. Образование. Сказанное про медицину относится и к этой отрасли, но добавляются новые проблемы. Отмечу, что объявленное Токаевым расширение сети университетов, включая создание филиалов российских и западных ВУЗов, понятно по крайней мере с точки зрения замысла: увеличить пропускную способность социальных лифтов. Получится или нет — вопрос отдельный, но, по крайней мере, понятен замысел. В остальном ситуация с образованием сложнее. Кризис образования заметен во всем мире. Ощущается какая-то растерянность в вопросе о том, зачем оно нужно, чему и в каком объеме следует учить, что это дает людям и экономике в целом. У детей массово падает мотивация к учебе. Особенно это касается массового среднего образования. Эта проблема не решается деньгами.

3. Социальные пособия. Они могут решить проблемы крайней бедности, особенно в отношении детей и семей с детьми. Но наращивание объемов соцпомощи снижает мотивации к заработку и косвенно провоцирует асоциальное поведение типа пьянства и наркотиков. Многие развитые страны столкнулись с этой проблемой. Даже разумно выверенные объемы соцпомощи лишь частично устраняют социальное напряжение.

4. Допускаю, что за счет средств фонда можно сдерживать рост цен на ЖКХ. Это может дать реальный социальный эффект, но затраты будут очень значительные. Не уверен, что фонд их потянет, каким бы богатым он ни был,

Главная проблема, которая должна быть решена — это повышение заработной платы. Об этом сейчас говорят и пишут многие (среди них Малева и Зубаревич). Но средства, аккумулированные фонде не могут служить источником массового повышения зарплат и доходов (разве что в виде безусловного дохода, но вряд ли в Казахстане этот путь возможен). В плановой экономике возможно директивное повышение денежных зарплат, в рыночной или смешанной — нет.

Здесь мы переходим к совершенно иной постановке вопроса. Что является источником высоких зарплат в развитых странах? Мне всегда казалось, что не только равновесие спроса и предложения на рынке труда, но средства политической борьбы: профсоюзы, общественное мнение и выборы, политически мотивированное ограничение внешней миграции, возможно, что-то еще.

Вывод. Создание социального фонда, даже хорошо наполненного деньгами, не самый эффективный способ снятия социального напряжения. Это справедливо не только для Казахстана, но и для России, в которой, скорее всего, будет сделана попытка пойти по этому пути. Более эффективным — с точки зрения снятия напряжения — было бы создание профсоюзов, независимых муниципалитетов, преодоление правового нигилизма в сфере труда и зарплаты. Возможно, что-то еще. То есть не раздача средств из социального фонда, поскольку для них нет эффективных реципиентов, а усиление политического давления со стороны работников. Более точно: экономическое давление на работодателей, вызываемое оттоком и дефицитом кадров, может быть усилено политическим давлением со стороны профсоюзов и других средств организованного давления. Цель — повышение благосостояния не через социальные фонды, а через повышение зарплаты (живых денег на руках). Это тоже не идеальный путь, но мы живем в несовершенном мире. Правда, в ресурсных экономиках возникает вопрос, что делать со сверхприбылью олигархических структур, которая подпитывает социальное напряжение. Над этим надо думать.

Но авторитарные режимы неохотно дают разрешение на создание профсоюзов и другие формы самоорганизации. Остается создание социального фонда. Боюсь, что поможет слабо.

Сергей Белановский

Источник


Автор Сергей Александрович Белановский — канд. экономических наук, социолог, основатель независимой исследовательской группы «Группа Белановского»

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей

No top posts yet