Как коронавирус позволяет властям государств закручивать гайки

Павел Кухмиров 8.04.2020 5:43 | Политика 59

Фото: pixabay.com

Чем более развивается ситуация с мировой пандемией коронавируса, тем более очевидным становится тот факт, что ряд стран и политических режимов откровенно пользуются борьбой с моровым поветрием для «закручивания гаек» и укрепления собственной власти.

В Турции это уже хорошо заметно. Но чем дальше заходит ситуация, тем более заметными те же симптомы становятся и в тех странах, которые нынче принято называть «цивилизованными». Например, в самом сердце Европы — в одной из стран Евросоюза.

Вот уже неделю в Венгрии действует чрезвычайное положение, введённое там на неограниченный срок. Премьер Виктор Орбан теперь правит указами. И первой приметой времени там стало то, что отныне за критические высказывания в адрес руководства страны допустившему их грозит до пяти лет лишения свободы.

Пока речь идёт только о теме борьбы с коронавирусом. Но насколько далеко может зайти европейское государство, и возможно ли, что европейские страны могут пойти по пути Турции?

Чрезвычайное положение

Начиная со вторника 31 марта в Венгрии действует чрезвычайное положение. Его срок не определён. Премьер Виктор Орбан получил чрезвычайные полномочия по управлению страной и фактически может делать это единолично. Парламент в любой момент может прекратить это чрезвычайное положение большинством в две трети голосов, но поскольку сама партия Орбана «Фидес» имеет эти две трети, не исключено, что принятие такого решения станет проблематичным вне зависимости от обстоятельств.

Укрепление власти премьера началось незамедлительно. Отныне до дальнейшего уведомления мэры, журналисты и все другие люди, критически или пренебрежительно высказывающиеся о действиях правительства в отношении пандемии, должны ожидать уголовного преследования. В ряде случаев это будет означать до пяти лет лишения свободы.

Поправки оппозиции, которые она пыталась внести в данные решения, были все без исключения отклонены большинством в те самые две трети голосов правящей партии. На все возникшие вопросы Орбан ответил в обращении к гражданам: «Положитесь на меня и будьте терпеливы».

На критику же других европейцев этого решения как непропорционального и развязывающего политическое насилие Орбан резонно отвечает: «Если ЕС уже не помогает нам справиться с кризисом, то он, по крайней мере, не должен мешать нам идти по нашему венгерскому пути».

На сегодняшний день возражать ему нечего. Да особо и некому. Европейские страны сейчас заняты исключительно собой.

Венгерский путь

Однако с фактической точки зрения этот вариант «венгерского пути» очень многим представляется как минимум странным. Просто потому, что все основные меры по борьбе с пандемией уже были реализованы до введения чрезвычайного положения.

Более того, в течение нескольких недель до его введения в нынешнем виде оно уже и так существовало, но временно, завися от регулярного парламентского продления. То есть введение подобных мер имеет к самой пандемии отнюдь не прямое отношение.

Венгрии вообще до сих пор посчастливилось быть в числе отстающих в вопросе распространения заразы. Только в марте там были зафиксированы первые случаи заражения коронавирусом, и только спустя две недели вирус начал распространяться всерьёз.

Для сравнения, в Италии на тот момент всё было уже очень плохо.

Венгерское правительство смогло начать принимать меры относительно своевременно. Уже 11 марта была объявлена «национальная угроза», университеты закрыты, школы тоже. Были введены первые ограничения на посещения общественных мест.

Кроме того, были установлены пограничные ограничения для всех людей, не имеющих венгерского паспорта или постоянного места жительства в Венгрии. Даже проезды по шоссе, от границы до границы, были сильно ограничены.

Остальные меры блокировки контактов более или менее были похожи на то, что в настоящее время применяется их соседями, например в Германии.

При этом количественный и качественный подход к методам тестирования «Corvid-19» сразу начал вызывать всё большую критику в социальных сетях и в обществе в целом.

На этом фоне и были введены те меры, о которых идёт речь. Теперь критика больше не звучит. Но дело не только в ней.

Неравенство и напряжение

Эпидемиологический кризис резко обнажил и обострил социальные проблемы, назревавшие в Венгрии очень давно.

В настоящее время всем в стране становится ясно, насколько неравномерно распределены жизненные возможности, насколько привилегированны одни слои общества и недооценены другие.

И в системе здравоохранения это проявляется в первую очередь: в Венгрии для мало зарабатывающей части населения она одна их худших в Европе. А попасть в категорию малоимущих во время нарастающего кризиса проще простого — работать в самоизоляции имеют возможность далеко не все.

Более того, в стране есть такой слой населения, как венгерские работники крупных иностранных заводов (например, немецких автомобильных компаний), которые не без причин опасаются, что во время нынешних событий эти заводы попросту закроют. Там уже сейчас персонал принуждают брать отпуска за свой счёт, что вряд ли может служить хорошим знаком.

Эта проблема проявилась повсеместно, и социальное напряжение начало расти. Об истинных его масштабах судить пока трудно, однако в рамках новых мер венгерского правительства армия в режим готовности уже переведена.

По официальным данным, сейчас потерял работу лишь 1% венгров. Но эта статистика не вполне вызывает доверие у граждан страны. Особенно с учётом того, что очевидно не учитывает очень многого. Например, количества венгров, отправленных в тот самый принудительный неоплачиваемый отпуск. Как скоро эти люди исчерпают свои сбережения, сказать трудно. Равно как и трудно сказать, как скоро многие мелкие торговцы и лавочники попросту разорятся.

Пока же об истинном уровне нервозности в обществе говорят лишь косвенные данные. Например, статистика случаев домашнего насилия, количество которых увеличилось уже на 30% с момента начала кризиса.

Некоторые ровнее

В отличие от той же Германии, в Венгрии пособие по безработице ограничено максимум тремя месяцами после потери работы, и менять этого правительство Орбана пока не планирует.

Более того, пакеты стабилизации или спасательные меры пока что рассматриваются консервативным правительством только с точки зрения работодателей и предпринимателей, но не сотрудников.

Защита трудового права для работников была за минувшие годы очень серьёзно ослаблена, и для многих венгров вопрос о том, будут ли они в состоянии купить себе еду уже в мае или июне, с каждым днём становится всё более неясным и тяжёлым.

Кто именно в современной Венгрии «ровнее», сейчас становится ясно со всей беспощадной очевидностью.

И понимая всё это, можно вполне резонно предположить, что политический режим в этой стране продолжит ужесточаться. И далеко не факт, что те права, которые отменят в ходе борьбы с эпидемией, будут восстановлены потом.

По сути, венгерский капитализм сейчас начинает вести себя точно так же, как турецкий: избавляться от социального балласта, которым он в последние годы очень тяготился. А чрезвычайные полномочия дают возможность правительству купировать основные последствия.

Теперь вопрос: а как скоро тем же самым займутся и другие «цивилизованные страны»? Через сколько месяцев эпидемии вся эта «цивилизованность» с них слетит и они так же точно в полной мере воспользуются «окном возможностей»?

Хороший вопрос. Ответ на который мы увидим уже очень скоро.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю