«Это прямо противоречит закону об охране озера»: какие опасности грозят Байкалу из-за новых экологических инициатив властей РФ

Русранд 7.08.2020 22:41 | Общество 40

Президент Владимир Путин подписал закон, позволяющий в течение нескольких лет не проводить экологических экспертиз при модернизации Байкало-Амурской (БАМ) и Транссибирской (Транссиб) магистралей. Одновременно с этим Минприроды вынесло на общественное обсуждение новый перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

Экологи называют эти инициативы самыми опасными за последние годы и беспокоятся, что власти, поставив экономические нужды выше экологической безопасности, совершают большую ошибку.

Greenpeace и движение Fridays For Future запустили в социальных сетях флешмоб с хэштегами #SaveBaikal и #СпасемБайкал. Помимо этого продолжается сбор подписей под петицией на Change.org с требованием отмены опасного закона. На настоящий момент петицию подписали более 140 тыс. человек.

Znak.com пообщался со специалистом Greenpeace по природному законодательству Михаилом Крейндлиным и попросил его рассказать, какие беды может принести изменение экологической политики.

— Как до подписания закона выглядел механизм общественного контроля над новыми проектами, связанными с вырубкой лесов? Как сейчас это все будет выглядеть?

— Ну, во-первых, проблема основная не в вырубках. Конечно, это очень плохо, что будут сплошные вырубки, но это локализовано месторасположением БАМа и Трассиба. Но самая нехорошая вещь касается не вырубок, а просто они отменяют экологическую экспертизу для строительства магистральных объектов. Любых. Это не только БАМ и Транссиб, это любые дороги, аэропорты и так далее. Для них отменяется экологическая экспертиза до 2024 года. А это единственная возможность дать предварительную экологическую оценку любой деятельности. Поэтому строить смогут фактически все что угодно без экологической оценки. То есть захочет кто-то построить, например, нефтехранилище на Байкале, которое потом выльется в озеро, никто им и слова не скажет предварительно.

— Получается, сейчас вообще никакой экспертизы проводиться не будет?

— Градостроительную — будут, но эта экспертиза не учитывает никаких экологических требований. ГОСТы формально она, может, и смотрит, но именно на вопросы допустимости в рамках законодательства о защите экологической среды — нет. А значит, что не будут проводиться общественные слушания, никакой общественно-экологической экспертизы.

— Условный бизнесмен-лоббист сможет протолкнуть свой проект, если у него есть нужные связи?

— Вот тут есть еще один момент. Сейчас еще не принят, но готовится новый перечень видов деятельности, запрещенных в экологической зоне Байкальской природной территории. Это очень важный документ, который устанавливает, что нельзя делать в центральной экологической зоне, которая одновременно является объектом наследия ЮНЕСКО. Перечень действует с 2001 года, и он попадает под так называемую «регуляторную гильотину» (процесс пересмотра нормативных актов с целью оптимизации и актуализации законодательства — прим. Znak.com). Со следующего года он перестает действовать. Поэтому нужен новый перечень. Так вот, в этом перечне написано следующее: перечень не будет распространяться на инвестиционные проекты, если они реализуются на основании актов правительства (а акты — это либо постановления, либо распоряжения), а также указов, распоряжений и даже поручений президента. Это уже за гранью добра и зла, потому что это значит, что любой, как вы говорите, лоббист, который имеет доступ к правительству или администрации президента, может получить разрешение без всяких проблем.

— Ну, то есть это все равно будет как-то через правительство и президента проходить.

— Да, но нужно даже не постановление, а просто поручение президента. Это вот — написал кто-нибудь письмо, в администрации ответят: «Рассмотреть». И все, вперед.

— В сетях сейчас запущена петиция по спасению Байкала, ее подписали порядка 140 тыс. человек. Какие еще действия планируются по защите природной территории?

— Я не знаю, как активисты, но уверен, что власть сейчас должна будет учитывать, что теперь будет резонанс. К сожалению, запоздалый, это раньше нужно было делать, до того как был закон подписан. Сейчас нужно показывать власти, что закон вреден для государства. В 2006 году уже отменяли, но потом восстановили. Поняли, что это мешает развитию страны. Теперь опять приняли. Будем надеяться, что снова поймут.

— Противоречат ли эти изменения законодательству?

— Это прямо противоречит закону об охране озера Байкал, где написано, что должна проходить экологическая экспертиза. Более того, это еще и требование ЮНЕСКО. Байкал — это объект федерального наследия, и ЮНЕСКО требует, чтобы все проекты проводились с международной экспертизой, а здесь даже российская отменяется. Теперь велика вероятность, что озеро Байкал будет переведено в список всемирного наследия, находящегося под угрозой. Это позор для любой цивилизованной страны.

— Какие еще законодательные инициативы, на ваш взгляд, могут навредить экологии?

— Есть еще один законопроект — об изменении границ национальных парков. Он еще не принят, но внесен в Госдуму. По сути он разрешает изъятие земель национальных парков под любым предлогом. Там конкретно есть лоббисты. Это добыча золота в парке Югыд ва в Коми (тоже объект всемирного наследия ЮНЕСКО), строительство дублера Щелковского шоссе на Лосином острове. На Байкале — изъятие земель для строительства туристических баз в Прибайкальском парке.

— Высказывают мнение, что принятие закона противоречит конституционному праву людей на чистую экологию. Может, как-то можно с этой точки зрения попробовать оспорить его?

— Можно обратиться в Конституционный суд, но процедура там такая: сперва нужно, чтобы закон этот был использован в каком-то конкретном судебном деле. То есть какой-то прецедент.

Источник


Автор Руслан Исмаилов / Информационное агентство «Znak»

Фото: с сайта Greenpeace

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора