Бизнес и партия едины

Дмитрий Прокофьев 29.06.2021 22:19 | Экономика 45

Как российские предприятия богатеют в год пандемии за ваш счет.

Часто говорят (особенно разные «народные бизнес-омбудсмены» — миллиардеры), что бизнес в России не то чтобы страдает под гнетом власти, но чувствует себя не очень хорошо. Такому мнению есть подтверждения. Но не все так просто.

Актуальный доклад банка Credit Suisse — Global Wealth Report 2021 рисует довольно специфическую картину «благосостояния» граждан РФ после карантинного года.

На конец 2020 года на 111,8 млн взрослых россиян приходилось чуть больше 3 трлн долларов благосостояния (свободных финансовых активов, недвижимости, автомобилей и т. п.) — 0,73% от мирового показателя, которое составляет 418,34 трлн долларов.

За год благосостояние домохозяйств РФ в номинальном выражении уменьшилось на 338 млрд долларов. Хуже только в Бразилии (- 839 млрд) и в Индии (- 594 млрд).

В среднем, подсчитали в Credit Suisse, на каждого взрослого жителя РФ приходится 27162 доллара «благосостояния» (свободные финансы, машина, жилье).

За минувший год эта сумма уменьшилась на 9,6%. Более резкое сокращение было зафиксировано только в Бразилии (- 24,1%), ОАЭ (- 13,8%), Чили (- 11,7%), Саудовской Аравии (- 9,7%). Мы в интересной компании: почему в ней оказались экспортеры нефти, понятно — дешевели углеводороды. А вот почему Латинская Америка? Тут что-то пошло не так с тем, как государства реагировали на пандемию.


МИЛЛИОНЕРЫ И ПРОЧИЕ

При этом у половины населения РФ, считает Credit Suisse, объем активов не превышает сумму в 5431 доллар на человека. Таков наш медианный уровень благосостояния (половина имеет больше этой суммы, половина — меньше). Этот уровень по сравнению с 2020 годом сократился на 691 доллар. Таким образом, за год пандемии среднестатистический россиянин обеднел на 11,2%.

Медианное благосостояние домохозяйств в России примерно соответствует уровню Перу и Эквадора (5445 и 5444 доллара соответственно), немного отстает от показателей Египта (6329), но опережает Габон (4685) и Экваториальную Гвинею (4651).

У 72,8% населения России суммарные активы на человека не превышают 10 тысяч долларов. По этой доле условно «небогатых» людей Россия находится примерно между Ямайкой (66,7%) и Никарагуа (78,2%).

Не Африка, уже хорошо. Латинская Америка.

Зато по уровню социального расслоения с коэффициентом Джин в 0,878 (единица тут такая ситуация, при которой все богатство находится в одних руках) Россия опережает и большинство государств Латинской Америки, и почти все страны Африки. Исключения только Бразилия и ЮАР.

Активы 199 россиян превышают 500 млн долларов.

Больше 100 млн долларов имеют 1120 наших сограждан, больше 50 млн — 1640, больше 10 млн — 15180 и больше 5 млн — 22100 россиян.

Наконец, в России 252 тысячи долларовых миллионеров. За год их число сократилось на 65 тысяч человек, подсчитали в Credit Suisse. И еще 3,78 миллиона взрослых жителей РФ владеют активами на сумму больше 100 тысяч долларов (хорошая квартира в крупном городе). Выводы здесь можно сделать разные. Можно фиксировать рост бедности, который идет вопреки всей официальной риторике. Можно говорить, что уменьшение числа долларовых миллионеров на 20% за год говорит о быстром сокращении среды малого бизнеса и среднего класса. Можно возражать аналитикам Credit Suisse, которые могли не учесть ураганного роста цен на жилье в минувшем году и почему-то не обратили внимания на успехи московского рынка luxury. Можно предположить, что «латиноамериканский» уровень благосостояния граждан РФ подсказывает, что решение наших проблем кроется в изучении латиноамериканского опыта.

Например, для понимания ситуации с политическими институтами в России надо читать книги Марио Варгаса Льосы, а для понимания экономической ситуации — изучать работы Эрнандо де Сото.

А можно (как это сделаем мы) посмотреть на актуальную статистику Росстата. И все будет совсем не так однозначно.


ГОВОРИТ РОССТАТ

В комментарии «О финансовых результатах деятельности организаций в январе—апреле 2021 года» официальное российское статистическое ведомство сообщает: «сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, кредитных организаций, государственных (муниципальных) учреждений, некредитных финансовых организаций) в действующих ценах составил 7 277,4 млрд рублей, по сравнению с январем—апрелем 2020 года он увеличился в 3,3 раза».

Однако, скажу я вам, это очень хорошие показатели! Понятно, что в сравнении с итогами прошлогоднего карантина, любые цифры роста будут выглядеть хорошо, но здесь можно сделать вывод, что экономика РФ действительно благополучно преодолела кризис.

Если так пойдет и дальше, то прибыль предприятий по итогам года может превысить 20 трлн руб. И еще ЦБ РФ прогнозирует годовую прибыль банковского сектора на уровне 2 трлн рублей. Если это плохие результаты, то я не знаю, каких вам еще нужно.

Правда, Росстат ничего не говорит о малом бизнесе, может быть там что-то идет «не так»? Нет, и малому бизнесу есть, чем похвалиться. Так, в Санкт-Петербурге, городе, экономика которого сильно пострадала от удара пандемии и локдаунов в прошлом году, малый бизнес чувствует себя совсем не так плохо, как может показаться стороннему наблюдателю. Во всяком случае, данные Петростата, говорят, что растут и обороты малых предприятий (на 25% за два года, и кризис затормозил рост, но не остановил его), растет и численность персонала в МСП. Даже «закрывающиеся» питерские гостиницы и рестораны в целом удвоили свои обороты по сравнению с 2019 годом (было 3,2 млрд рублей, стало 7 млрд).


СИМФОНИЯ БИЗНЕСА И ВЛАСТИ

Тут что-то не так, скажете вы? Если экономика (и бизнес) действительно растут, почему же этот рост не находит отражения в доходах людей, которые за тот же период упали процента на три?

На самом деле, противоречия нет. Сочетание описанных выше сюжетов объясняет, почему бизнес в РФ «в общем и целом» доволен российскими порядками. Несмотря на всю демагогию о «высоких налогах» и «принудительной социальной ответственности». Симфония бизнеса и власти и держится на низких доходах людей. Как это работает? Нет роста зарплат и доходов — значит, у бизнеса остаются свободные деньги на всякую «принудительную социальную ответственность». Всякие «коррупционные платежи» с точки зрения экономики предприятия — это то же самое, что «целевые налоги». Какая разница, кому и в какой форме их платить, если «деньги есть»?

Суть общественного договора — власть гарантирует бизнесу, что люди будут исправно работать за маленькие деньги (как она это может делать, отдельная история). Бизнес гарантирует свою лояльность и готовность вносить деньги, куда скажут. Довольны и те и другие. (И, кстати, если власть платит своим наемникам за счет доходов от нефтяной ренты, она совершенно не заинтересована в росте доходов всех остальных работников — иначе придется наращивать бюджетные расходы).

Трудящийся из этой «симфонии» сильных и богатых исключен и предоставлен самому себе. «Люди — вторая нефть», это так и работает.

В точности, как это происходит в Латинской Америке, мог бы сказать замечательный перуанский экономист Эрнандо де Сото. Не просто же так медианное благосостояние граждан РФ находится на «перуанском уровне», по оценке Credit Suisse.

Как писал-Де Сото в своей знаменитой работе «Иной путь», «…за рубежом возникла иллюзия, будто Перу, как и западным демократиям, свойственна плюралистическая политика, что правое крыло желает укрепить частное предпринимательство и защитить общественную свободу, а левое стремится помочь бедным и устранить социальную несправедливость.

Они ошибаются. Традиционные правые не являются носителями принципов, лежавших в основе промышленной революции, а их социальная философия несовместима с либерализмом.

В Перу экономический либерализм служил ширмой для консервативной меркантилистской политики… Наши правительства <…> назначали „чистых“ либералов на стратегические посты, и те применяли свои теории на макроэкономическом уровне, но не меняли правовых институтов, служащих внутренней дискриминации.

И даже этих людей убирали из правительства, когда меркантилистский истеблишмент оказывался недоволен».

А у нас «меркантилистский истеблишмент», ориентированный исключительно на извлечение прибыли и защиту интересов богатых, совершенно доволен происходящим.

Дмитрий Прокофьев

Источник


Автор Дмитрий Андреевич Прокофьев — экономист, аналитик, автор канала moneyandpolarfox. Вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты. Преподает в Международном Банковском институте (г. Санкт-Петербург).

Фото: Арден Аркман / «Новая газета»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора