Белоруссия: клубок проблем становится всё больше

Вера Зелендинова 11.08.2020 7:21 | Политика 72

Фото: EPA/Vostock-photo

Независимо от того, как разрешится скандал вокруг задержания под Минском 33 граждан РФ и чем закончится противостояние между Александром Лукашенко и оппозицией, главным вопросом для России на белорусском направлении останется судьба Союзного государства.

Антироссийские настроения стали одним из главных трендов президентской кампании в Белоруссии. Если раньше президент Лукашенко – хотя и с определёнными оговорками – рассматривался как проводник интеграционного процесса, то на этот раз он тоже попытался оседлать антироссийскую тему.

Сегодня много говорят о том, что в своей политике шантажа Москвы Лукашенко перешёл некую «красную черту», что существенную деструктивную роль в этом сюжете сыграло его окружение, члены которого уже не стесняясь бегают советоваться в американское посольство, что события в Белоруссии могут пойти по украинскому сценарию и что Москве нужно пересмотреть тактику в отношении Минска.

Всё это так. России действительно пора отказаться от старых стереотипов и в корне изменить свою политику на белорусском треке и всём постсоветском пространстве.

В плену старых представлений

Миф об особых братских отношениях между русским и белорусским народами является наследием советских времён. В его основе лежат вполне обоснованные представления о роли России и советской власти в появлении такого феномена, как обладающая развитой культурной и индустриальной инфраструктурой Белорусская ССР.

В XIII–XVIII веках территория современной Белоруссии входила в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, элита которых состояла из польско-литовской знати, а низы – из коренного населения, белорусских крестьян. Такая структура общества сохранилась и после раздела Польши и присоединения этих земель к Российской империи.

В годы советской власти при участии российских специалистов на этой территории была создана белорусская государственность и мощная индустриальная и культурная база, в результате чего городское население республики выросло с 15 до 85 процентов.

Сегодня многие белорусы уже не помнят, из чьих рук они получили национальную и государственную субъектность и кто создал условия для всестороннего развития Белоруссии в составе СССР.

Зато это очень хорошо помнят в России и на основании этой памяти пытаются в принципиально новых условиях, не обращая внимания на существенные сдвиги в социокультурных представлениях соседей, строить отношения с младшим братом на старых условиях, накачивая мифы о пророссийском большинстве, якобы существующем в Белоруссии, и неразрывной связи двух стран и народов.

От национализма к новой белорусской шляхте

Процесс оформления своей культурной обособленности начался в Белоруссии в годы перестройки. В 1988 году по примеру прибалтийских соседей был создан Белорусский народный фронт (БНФ). Его лидером стал убеждённый националист Зенон Позняк. Основа идеологии БНФ – опора на белорусский язык и национальную культуру и категорическое неприятие всего, что «идёт с Востока», то есть из России.

Ядро сторонников БНФ сформировалось в ходе парламентских выборов 1990 года (10 процентов депутатских мандатов) и президентских выборов 1994 года (кандидат от БНФ получил 13,1 процента голосов). В 1999 году после раскола БНФ была создана Консервативно-христианская партия – БНФ (КХП-БНФ), считающая себя оплотом «противостояния диктатуре Лукашенко и российской экспансии». Число её сторонников ограниченно, но продвигаемые ими идеи востребованы определённым сегментом общества.

«Европейский» уклон в Белоруссии начал формироваться ещё в 1988 году под эгидой БНФ, основой идеологии которого было возрождение родного языка, национальной культуры и неприятие всего русского.

«Европейский» уклон в Белоруссии начал формироваться ещё в 1988 году под эгидой БНФ, основой идеологии которого было возрождение родного языка, национальной культуры и неприятие всего русского.
Фото: Виктор Толочко/ИТАР-ТАСС

По мере маргинализации БНФ при участии западных НКО в Белоруссии началось продвижение более мягкой формы национализма. Он базируется на освоении культурно-исторического наследия Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.

Отреставрированные замки и резиденции польских королей, истории о тайной встрече в Бресте польского короля Ягайло и великого князя литовского Витовта накануне Грюнвальдской битвы (1410 год), достопримечательности старых городов, история которых связана не только с соседними замками, но и с их собственным независимым статусом, полученным в рамках действовавшего с XIII века Магдебургского права, – всё это придаёт обаяния новой интерпретации белорусской истории.

А рассказы о том, как «плохие русские», затеяв в 30-е годы XIX века строительство Брестской крепости, уничтожили 500-летний город, высвечивают неприглядную роль России.

Тренд переосмысления истории набирает популярность, особенно среди молодых людей, которым гораздо приятнее считать себя наследниками ГедиминовичейВитовтовичей и прочих Радзивиллов, нежели потомками бесправных крестьян, каковыми они являются на самом деле.

В рамках этой тенденции формируется идеология новой белорусской шляхты и продвигается миф о богатой европейской истории Белоруссии – в противовес дикой, «немытой» азиатской России.

Страна непуганых иллюзионистов

Уверенность в том, что их страна во многих отношениях лучше России и потому следует держаться подальше от всего, что исходит со стороны восточной границы, укоренилась в белорусском обществе к концу 90-х. И надо признать, что у белорусов были основания гордиться своей страной.

Президентом Белоруссии был молодой, бодрый Лукашенко со своей моделью социализма, работающими предприятиями, социальными гарантиями и небольшими, но вовремя выплачиваемыми зарплатами. А в России – Ельцин с олигархами, тотальным воровством, рухнувшим производством, войной в Чечне, криминалом и безработицей.

При этом рекомендация «держаться подальше от России» не распространялась на дешёвую нефть и другие полезные вещи. Это считалось естественным: на то он и старший брат, чтоб помогать младшему.

Когда в нулевые жизнь в России начала меняться к лучшему, в Белоруссии стало не хватать свободы и демократии. Но настроения белорусского общества не изменились: теперь оно было в ужасе от российской коррупции и силового беспредела. А Минск продолжал требовать от Москвы новых «угодий и преференций», последовательно уклоняясь от выполнения союзнических обязательств: не признал независимость Абазии и Южной Осетии, не поддержал Россию по вопросам Крыма и Донбасса.

Всё это происходило под аплодисменты белорусского общества, которому нравилось, что его страна ведёт себя как независимое государство, которое принимает самостоятельные решения и проводит многовекторную политику. О том, куда заведёт эта игра, никто не думал.

Лихие 90-е: Белоруссия гордится своим молодым и бодрым президентом, а Россия тяготится Ельциным, олигархами, криминалом и войной в Чечне.

Лихие 90-е: Белоруссия гордится своим молодым и бодрым президентом, а Россия тяготится Ельциным, олигархами, криминалом и войной в Чечне.
Фото: Александр Сенцов/ТАСС

Пример Украины ничему не научил. Понимание реальной экономической зависимости от России так и не возникло. Надежды на лучшее стали ассоциироваться с Западом. План дальнейших действий в интерпретации кандидатов от оппозиции оказался прост: избавиться от Лукашенко, выйти из договора о Союзном государстве и двинуть в Европу.

Всё это очень похоже на то, что происходило в СССР в конце 80-х и на Украине накануне переворота 2014 года. Но в Белоруссии не осознают реальности возникшей угрозы, у белорусов не было российского опыта: во время путча 1991 года они веселились на фестивале «Славянский базар», а вместо переворота 1993-го провели референдум и избрали президента.

Гарантии, что всё обойдётся и на этот раз, никто дать не может.

Распрощаться с иллюзиями придётся всем

На Украине уже знают, как от факела, брошенного в дверь гостиницы во время шествия бандеровцев по Крещатику, через несколько месяцев может разгореться Майдан с его «Небесной сотней» и обожжёнными «коктейлем Молотова» беркутовцами, а следом – бойня под Корсунью, сожжение людей в Одессе и война, которая длится уже шесть лет.

Даже относительно свежий пример Украины, повернувшейся в сторону баек с Запада, Белоруссию ничему не научил.

Даже относительно свежий пример Украины, повернувшейся в сторону баек с Запада, Белоруссию ничему не научил.
Фото: Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС

Белорусский вариант – если события будут развиваться по худшему сценарию, – скорее всего, может оказаться более мягким. В Белоруссии нет бандеровцев, вместо них – новая белорусская шляхта, но никто не знает, что происходило на популярных в Белоруссии турнирах реконструкторов и чему учили молодых людей из приграничных районов во время их регулярных поездок в Польшу.

Да и западная дуга между Брестом и Гродно – места достаточно примечательные. Не Галиция, конечно, но высокий уровень популярности БНФ, а Гродно – не только традиционный канал контрабанды, но и родина главного белорусского националиста Зенона Позняка.

Впрочем, судя по тому, какие силы уже мобилизованы для подавления протестов, до серьёзных потрясений дело может не дойти. Однако и в этом случае проблем и разочарований не избежать: экономический кризис накроет Белоруссию, как и все остальные страны; рассчитывать на ощутимую помощь Москвы в нынешней ситуации не приходится, а это значит, что социалистический заповедник имени Лукашенко потеряет существенную часть своей привлекательности.

России тоже – независимо от того, по какому сценарию будут развиваться события в Белоруссии, – придётся распрощаться с иллюзорными планами интеграции на основе старых идеологем и наработанных в советское время связей.

Серийное тиражирование бездарных решений, приводящих к тяжёлым поражениям Москвы на постсоветском пространстве, уже превратилось в фирменный стиль внешнеполитического блока, работающего на этом направлении. Этот феномен давно ждёт серьёзного осмысления, содержательного анализа и кадровых решений.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора